Как Советский Союз стал главным врагом Китая

Как Советский Союз стал главным врагом Китая

Семь лет продолжались дружеские отношения Советского Союза и Китайской Народной Республики.

Все изменилось в 1956 году, когда на XX съезде КПСС был подвергнут критике «культ личности» Сталина.

Откровенное непонимание

Вплоть до 1956 года КНР являлась привилегированным союзником СССР. В ходе визита Хрущева в Пекин в 1954 году Китаю были выделены крупные кредиты, достигнуты договоренности о ликвидации советских военно-морских баз в Порт-Артуре и Дайрене, более того, Советский Союз отказывался в пользу КНР от своих экономических интересов в Манчжурии.

Но грянувшее с трибун XX съезда осуждение «культа личности» Сталина внесло свои коррективы в диалог двух стран. Руководство КНР выразило откровенное непонимание новых политических веяний, охвативших ряды советских коммунистов, которые шли вразрез «марксистко-ленинским» принципам.

«Товарищ Хрущёв в своём секретном докладе на XX съезде КПСС, полностью и огульно отрицая И. В. Сталина, опорочил диктатуру пролетариата, опорочил социалистический строй, опорочил великую Коммунистическую партию Советского Союза, великий Советский Союз, а также опорочил международное коммунистическое движение», – писалось в китайской прессе.

В Пекине сетовали на то, что, готовя выступление на съезде, лидеры КПСС не потрудились проконсультироваться с китайскими товарищами. Мао Цзэдун был искренне убежден, что личный вклад Сталина в развитие социализма, в достижения СССР и создание блока демократических государств явно превалирует над допущенными им «незначительными ошибками и перегибами».

Еще одним клином, вбитым в советско-китайские отношения, стала хрущевская политика мирного сосуществования с Западом, шедшая вразрез с представлениями «Великого кормчего». На конференции коммунистических и рабочих партий состоявшейся в 1957 году товарищ Мао назвал позицию СССР предательской. Китайский лидер призвал не бояться третьей мировой войны, так как она принесет окончательную победу коммунизма над империализмом.

Летом 1958 года Китай начал обстрелы островов в Тайваньском проливе, которые считал частью своих территорий. СССР не был заранее осведомлен о китайской акции, а поэтому в самый разгар событий в Пекин с секретной миссией нагрянул министр иностранных дел Громыко. Позиция советского посла была категоричной: «СССР не будет поддерживать Китай в его противостоянии Тайваню и США».

Внезапный разворот

В августе 1959 года разразился пограничный конфликт между Индией и Китаем. Хрущев занял нейтральную позицию, выразив сожаление по поводу разногласий между двумя дружественными Советскому Союзу странами. Однако с точки зрения китайского руководства уравнивание социалистического Китая и буржуазной Индии означало отказ КПСС от пролетарской солидарности.

В октябре этого же года с визитом в Пекин прибыл уже Хрущев. «Зачем нужно убивать людей на границе с Индией?», – недоумевал советский лидер. Министр иностранных дел Китая Чен Йи, разумеется, всю вину возложил на Индию и заодно обвинил Советский Союз в нарушении коммунистических принципов.

Это был поворотный пункт, давший старт широкомасштабной компании под лозунгом борьбы с «советским ревизионизмом». В ответ Советский Союз аннулирует все договоренности с Китаем по сотрудничеству в области ядерной энергетики. Однако это уже не смогло остановить ход китайского атомного проекта. В 1964 году в КНР прошло первое испытание атомного оружия «во имя защиты суверенитета, против угроз США и великодержавности СССР».

Чем дальше, тем сложнее становились отношения СССР и КНР. Карибский кризис выявил диаметрально противоположные позиции двух сторон. В китайской печати впервые открыто критикуется внешнеполитическая линия Советского руководства. Размещение ракет на Кубе называется «авантюризмом», а их вывод – «капитулянтством». Хрущев обвиняет Китай в негибкой и примитивной политике. «Великая война идей между Китаем и СССР» в самом разгаре.

Москва резко реагирует на антисоветские выпады Пекина. Из Китая отзываются все специалисты, сокращаются поставки в рамках ранее подписанных соглашений, и, что самое принципиальное, ставится требование о возврате всех кредитов. Нужно отметить, что к 1964 году Китай погашает перед Советским Союзом все долги – почти 1,5 млрд. инвалютных рублей (около 100 млрд. на современные деньги).

В середине шестидесятых годов Советский Союз был окончательно возведен в статус врага. В обиход китайской пропаганды входит устойчивое словосочетание – «угроза с Севера».

Кульминация вражды

Не заставили себя долго ждать и территориальные претензии со стороны Китая. Советскому Союзу вменялась вина царской России, которая захватила более 1,5 млн. кв. км. «исконно китайских земель» в Восточной Сибири, на Дальнем Востоке, а также в Таджикистане, Киргизии и Казахстане.

Уже с лета 1960 года на всей протяженности советско-китайской границы стали вспыхивать отдельные инциденты, которые постепенно приобретали систематический характер. Только за один 1962 год было насчитано более 5 тыс. нарушений советской границы.

К середине 1960-х годов в Кремле стали осознавать, что более 7 тыс. км. сухопутной границы оказались фактически беззащитны перед лицом угрозы со стороны многомиллионной армии Китая.

К этому времени власти КНР перебросили из глубин страны к северным границам военный контингент численностью до 400 тыс. человек. С советской стороны ему противостояли всего два десятка мотострелковых дивизий Забайкальского и Дальневосточного округов.

Бывший заместитель начальника Генерального штаба Вооруженных сил СССР Адриан Данилевич в интервью говорил, что «советское руководство не столько опасалось США, сколько Китая. Наиболее усиленные группировки войск создавались на востоке, и обычные типы оружия в первую очередь поставлялись туда. Почему так? Потому что сознавали: на Западе более трезвые политики и более разумные военные деятели, чем были в Китае».

Но Китай боялся СССР не меньше. Мао Цзэдун нервно реагировал на то, как Москва при помощи танков устанавливает лояльный режим в социалистической Чехословакии. Он действительно опасался, что советские войска могут повторить нечто подобное и в Пекине, тем более что в Москве отсиживался главный конкурент Мао по внутрипартийной борьбе Ван Мин.

Кульминацией советско-китайской конфронтации стал пограничный конфликт на реке Уссури за остров Даманский, произошедший в марте 1969 года. Две недели противостояния так и не выявили победителя, хотя десятикратно превосходящие силы китайской армии потеряли там в десять раз больше солдат, чем СССР.

В сентябре 1969 года умер основатель вьетнамской компартии Хо Ши Мин. Премьер-министр СССР Николай Косыгин возвращаясь с похорон встретился в пекинском аэропорту с китайским коллегой Чжоу Эньлаем. Сторонам удалось договориться о сохранении статус-кво на границе, с последующим выводом вооруженных частей со спорных территорий и началом переговорных процессов.

20 октября 1969 года в Пекине состоялись советско-китайские переговоры. Они не смогли сгладить противоречия межу двумя державами, однако позволили преодолеть нарастание кризиса и, самое главное, отвести угрозу полномасштабного военного конфликта между Китаем и Советским Союзом.

источник

Другие интересные статьи

Добавить комментарий

четыре × 3 =