Оригинальные способы охоты у позвоночных животных планеты

На какие только хитрости не идут животные, чтобы утолить голод. В этом мы могли убедиться на примере моллюсков, пауков, насекомых. Но, оказывается, не менее хитроумные способы охоты используют и позвоночные животные: рыбы, птицы, звери.

Взять, например, африканских сомиков. Вместо того чтобы искать добычу в родной стихии, эти рыбки охотятся на суше. Хотя принцип захвата добычи на суше и в воде во многом различается. Ведь питание всех рыб происходит путем всасывания добычи. Когда рыба открывает жаберные крышки, в жаберной полости резко падает давление, и вода вместе с едой устремляется в рот.

Другое дело — суша. Но сомики и здесь не голодают. Чтобы схватить добычу, они сначала сбивают летящее насекомое, выбрасывая вперед голову. Затем прижимают ею насекомое к земле и захватывают его. Правда, если, например, червя сомик может съесть на суше без особых проблем, то жука, одетого в прочную хитиновую «броню», ему приходится тащить в воду.

Кормиться на суше может и небольшая рыбка, называемая галапагосской диаломой, поскольку встречается она только на Галапагосских островах.

Попав на отмель во время отлива, она подползает к какому-нибудь камню, приобретает его цвет и ждет, пока не появится добыча.

А вот 20-сантиметровая рыба-лев во время охоты использует. гипноз. Если рядом с ней окажется другая рыба, размерами почти не уступающая рыбе-льву, она, словно парализованная, замирает на месте и без малейшего сопротивления позволяет себя проглотить. При этом рыба-лев даже не приближается к жертве. Он просто оттопыривает жабры, широко разевает беззубую пасть и, создав таким образом сильный ток воды, втягивает в себя добычу.

Морских чертей — рыб из отряда ногоперых — нередко называют морскими удильщиками. И в этом есть определенный резон. Дело в том, что они и впрямь обзавелись устройством, напоминающим удочку.

К тому же сами рыбы еще и умеют хорошо маскироваться, принимая вид обломка коралла или губки, прилипшей к основанию рифа. А морской черт вида Antennarius maculatus весь покрыт разного рода наростами — бугорками и бородавками, и поэтому трудно разобраться, где у него лицевая часть, а где — хвост.

Лежит этакое чудовище, притаившись, на дне морском и ждет неразумную жертву. А чтобы заманить потенциальную добычу в свою пасть, хищник пользуется торчащей спереди «удочкой», которая представляет собой видоизмененный передний луч спинного плавника. Он и впрямь, как настоящее удилище, тонкий и гибкий. На кончике плавника находится «наживка» — мясистый нарост, формой и цветом похожий на малька, червячка или на креветку. Причем если приманка, например, копирует червя, то и извивается она, как настоящий червяк. А если, скажем, — креветку, то и движения у нее такие же, как у этого ракообразного: быстрые прыжки задом наперед. Ну а если приманка имитирует небольшую рыбешку, то и плавает она, как рыба.

И как только в поле зрения морского черта попадет потенциальная добыча, а его удочка, которая является еще и чуткой антенной, уловит колебания воды, создаваемые находящейся вблизи жертвой, удильщик начинает действовать. Он мгновенно раскрывает пасть, увеличивая ее объем в 12 раз, и солидный объем воды вместе с добычей втягивается, словно в прорву, в его рот. И тратит удильщик на эту операцию. менее шести миллисекунд. Причем в тот момент глотания хищник плотно прижимает жаберные крышки.

Спустя еще 12 миллисекунд жертва вместе с водой оказывается в желудке удильщика. А когда добыча окажется в брюхе удильщика, ненужную воду он выталкивает через рот и жаберные щели. Времени на это у него уходит меньше, чем требуется человеку, чтобы мигнуть.

Уникальный «симбиоз» для охоты недавно ученые обнаружили у гигантской мурены и морского окуня. Известно, что эти рыбы предпочитают охотиться в одиночку. Причём мурена отправляется на поиски добычи ночью, а окунь — в светлое время суток. Однако зоологи, исследуя рыб Красного моря, установили, что поведение этих хищников может меняться: мурены отправляются порой на охоту даже днем, к тому же в компании с окунями.

Для мурены характерна индивидуальная тактика: охотясь, она маскируется в коралловых рифах и, заметив жертву, совершает молниеносный бросок. Это означает, что рыбам, дабы не стать жертвой коварного хищника, по ночам следует уплывать от берега подальше.

А вот морской окунь, наоборот, свои охотничьи рейды совершает днем в открытой воде. И, чтобы не попасть ему в желудок, потенциальным жертвам лучше всего укрыться в коралловых рифах.

Так вот, во время наблюдений за этими рыбами ученые установили любопытный факт: оказывается, окуни нередко заплывают в коралловые рифы, находят там мурен и начинают трясти перед ними головой. Таким способом они приглашают мурену на совместную охоту. Если мурена не прочь скооперироваться, она покидает свое убежище и вместе с окунем подплывает к тому месту, где прячется добыча.

Дальнейшие исследования показали, что объединение стратегий делает охоту этих рыб более продуктивной. Так, когда окунь охотится вместе с муреной, то эффективность охоты возрастает пятикратно. У мурены — тоже намного выше, но насколько точно, исследователи ответить пока затрудняются.

Есть изобретательные охотники и среди амфибий. И, чтобы убедиться в этом, даже ходить далеко не надо. Взять хотя бы лягушку. Реакция на появление добычи у этих амфибий отменная. И главная роль в этом принадлежит их глазам, которые физиологи иногда даже называют «думающими». И не зря: ведь лягушка реагирует лишь на те объекты, которые перемещаются в пространстве.

И как только в поле ее зрения окажется подвижный объект, на его появление моментально реагирует высокоточная система глаз. Она со скоростью мощного компьютера определяет размер добычи, направление полета и скорость ее движения.

Когда же информация о жертве получена и обработана, тут же поступает команда соответствующим мышцам. Получив ее, лягушка совершает стремительный прыжок на жертву, при этом выбрасывая вперед язык. Длинный и липкий, он тоже имеет довольно оригинальную конструкцию: оказывается, язык крепится во рту не задним, а передним концом.

Лягушка, словно ладошкой, захватывает языком жертву и втягивает в рот. А так как лягушке покоряется даже 40-сантиметровая высота, то ее добычей являются летающие насекомые.

Трудно поверить, но и среди неуклюжих черепах есть охотники-новаторы. Например, матамата. И помог ей стать выдающейся охотницей внешний вид. Ее конечности и уродливо сплюснутая голова украшены по краям бахромой и фестончиками из лоскутов и нитевидных выростов кожи, которые, очевидно, представляются мелким рыбешкам вполне съедобными отбросами. Во всяком случае, они безбоязненно приближаются к затаившейся черепахе и принимаются кусать и щипать выросты, за что нередко лишаются жизни: черепаха затягивает их в рот с помощью своеобразного «водяного насоса», почти такого, как у морского черта.

Есть свои уникальные охотничьи приемы и у некоторых видов птиц. Например, у пеликанов. Питаются они исключительно рыбой. Добывать же ее они научились так, что иной рыболов позавидует.

Образовав полукруг, они дружной компанией охватывают мелководье и, хлопая крыльями, с шумом и плеском гонят окруженную рыбу к берегу водоема. И чем ближе суша, тем кольцо становится уже, а ряды загонщиков — плотнее. Прорваться через эту цепь рыбе довольно трудно, и она становится легкой добычей пеликанов, которые старательно «черпают» ее своими объемными клювами и торопливо глотают.

Кстати, почти таким же способом охотятся на рыбу и некоторые виды змеешеек. Вот как описывает охоту этих птиц знаменитый орнитолог и этолог Оскар Хейнрот: «Стая двигалась волнообразно, низко над самой водой. Растянувшись широким фронтом, она медленно ползла вперед. Прошло довольно много времени, пока мне удалось понять, в чем дело. Оказывается, для рыбной ловли тысячи, даже, может быть, десятки тысяч собираются в стаю длиной в сотню или несколько сот метров, продвигаясь вперед над водой и под нею следующим образом: передние ныряют, задние перелетают вперед, а вынырнувшие сзади снова по воздуху перегоняют нырнувших».

Мелкие кулики-камнешарки любят охотиться небольшими коллективами. А когда обнаружат добычу, компанией ее и поедают. Например, общими усилиями они сдвигают с места прибрежные камешки и даже переворачивают их, видимо, хорошо зная, что там может находиться что-нибудь съестное. И часто в своих расчетах они не ошибаются. Ведь обычно под камнями прячется немало живности.

Очень оригинально охотится американская малая белая цапля. Когда у нее появится желание полакомиться рыбкой, она отправляется на мелководье и здесь замирает, направив вниз острый клюв. При этом она еще и медленно шевелит желтыми пальцами лап, подманивая рыб. И как только они соблазнятся приманкой и подплывут поближе, чтобы более внимательно рассмотреть, ато и съесть «желтых червяков», цапля моментально, словно пикой, пронзает их клювом! Неплохая охотничья стратегия?

Но еще оригинальнее охотится африканская черная, или «зонтичная», цапля. Она тоже выбирает мелководья, где и замирает в согбенной позе, нацелив в воду клюв и расправив, словно опахало, над головой крылья. В появившийся затененныйучасток водоема заплывают рыбы. И вот тут-то их и ждет смертоносный клюв сообразительной птицы.

Бывает, цапля промахивается. Но такие неудачи ее особо не огорчают, так как охота на этом не заканчивается. Дело в том, что если не удалось рыбу поймать сразу, цапля падает с раскрытым «зонтом» в воду на уплывающих рыб, накрывает их, словно сачком, и устраивает себе неплохой рыбный стол.

А вот бурый пеликан, обитающий на побережьях США и Южной Америки, использует совершенно иной способ охоты. Вот как он выглядит в описании профессора Н.А. Гладкова.

«Он сгибает шею и втягивает голову так, что она практически лежит на спине. Падая с большой скоростью, пеликан ударяется о воду передней частью туловища, сноп брызг мгновенно скрывает его тело, и раздается всплеск, слышный за километр и более». Конечно, такой «бомбовый» удар глушит рыбу, и она становится легкой добычей птицы.

Оригинально добывает еду карликовый колибри: он крадет у пауков запутавшихся в паутине насекомых.

Немалую изобретательность в охоте проявили и млекопитающие. Так, дельфины, приближаясь к обнаруженному косяку сельди, начинают испускать звуки низкой частоты. Такие же сигналы они издают и во время погони за намеченной жертвой. Оказалось, что эти звуки повреждают слуховой аппарат рыбы, оглушают ее и делают легкой добычей морских хищников.

Оригинально охотится пустынный грызун селевиния, обитающий в районе озера Балхаш. Ее любимое лакомство — саранча. А чтобы добыть ее, зверек начинает охотиться на вечерней зорьке, когда саранча сидит на вершине куста и периодически издает трещащие звуки. Селевиния же, услыхав звук насекомого, быстренько направляется в сторону того куста, где сидит насекомое, и издает трещащий звук, аналогичный сигналу тревоги у представителей этого вида. Саранча моментально спрыгивает с куста на землю, но тут же становится добычей селевинии.

Похожий охотничий прием используют и медведи. Оказывается, иногда по осени они прикидываются лосями: они кричат, подражая голосу сохатых, и лоси выходят, чтобы принять бой. А медведю только это и надо: он тут же расправляется с обманутой жертвой.

Горностай же, увидев в дикой природе кролика, иногда начинает танцевать. Оказывается, такими своеобразными «па» он «завораживает» длинноухого, а затем убивает.

Многие же обитатели тропических лесов вообще охотятся без всяких премудростей. И помогают им в этом медленно движущиеся под пологом леса полчища муравьев-кочевников. От этой бесчисленной рати хищников спасаются все обитатели лесной подстилки: пауки, скорпионы, кузнечики, тараканы. Это массовое бегство используют себе во благо другие животные. Птицы летают над фуражирующими отрядами кочевников и хватают взлетающих насекомых, а многие ящерицы и жабы держатся неподалеку от муравьиных колонн, подстерегая насекомых, спасающихся бегством.

Переняли опыт бесхлопотной охоты у птиц и пресмыкающихся и некоторые виды обезьян-игрунок, которые также сопровождают колонии муравьев. Расположившись на нижних ветвях на высоте около 1 метра над землей перед фронтом перемещающегося скопления кочевников, они ловят взлетающих и убегающих членистоногих.

Иногда игрунки даже рискуют отбирать у муравьев уже захваченную ими добычу: схватив облепленное муравьями насекомое, обезьянка быстро отряхивает их на землю и затем поедает добычу.

Своя интересная охотничья стратегия есть и у некоторых видов летучих мышей. Например, у вампиров. Так, обнаружив спящую жертву — корову, лошадь или человека, он тихо садится рядом, а потом бесшумно ползет, ища оголенную часть тела, например, ухо или палец ноги.

Зубы вампира действуют как крохотные бритвы — выкусывают кусочек кожи столь аккуратно, что жертва ничего не чувствует. В слюне мыши содержится также особое вещество, которое предотвращает свертывание крови. Поэтому она может течь почти так долго, как это необходимо мыши, чтобы насытиться. Иногда хищник наедается так, что некоторое время даже не может взлететь.

Некоторые вампиры ночь за ночью возвращаются к одной и той же жертве, постепенно обескровливая ее и ослабляя. Бывает даже, что вампиры специально основывают свои колонии поблизости от стад животных.

Подсчитано, что обычная колония из 100 вампиров за год высасывает столько крови, сколько ее содержится в теле 14 тысяч кур или 25 коров.

Новозеландские же летучие мыши, в отличие от большинства своих собратьев, охотятся не в воздухе, а на земле. С наступлением сумерек они всей стаей опускаются на почву и дружно начинают копошиться в опавшей листве, выискивая в ней червей и насекомых. Точно также когда-то охотились их ближайшие предки — землеройки. Причем эту работу они осуществляют по всем правилам коллективной охоты, так что почти ни одно из мелких животных не может проскочить сквозь это живое сито.

Из книги «100 великих рекордов животных», автор Анатолий Бернацкий

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here