Почему все родители любят своих детей?

Почему все родители любят своих детей?

Казалось бы, о чем говорить — все родители любят своих детей, а если и не все, то подавляющее большинство — точно. Это, конечно, так, но любить можно по-разному.

Если есть корыстные намерения по отношению к ребенку (т. е. установка, что ребенок что-то должен родителям), то есть надежда на то, что он обеспечит старость родителей или реализует то, что не удалось сделать родителям, или выдвигается требование ответной любви и почитания и т. п., то можно сказать, что такая любовь ущербна.

На самом деле никто никому ничего не должен. Это касается и детей. По большому счету, если уж пошел разговор о долгах (которых, повторюсь, на самом деле нет), дети дают взрослым за их заботу гораздо больше: именно благодаря детям родители испытывают прекрасное состояние материнской (или отцовской) любви, а душа получает опыт, который не купишь ни за какие деньги; именно благодаря детям родители вспоминают о присущих им в детстве не обусловленной радости, чистоте, ясности, и даже ощущают вновь это состояние; именно благодаря детям у родителей появляется прекрасная возможность открыть в себе альтруизм, милосердие, способность к творчеству и другие качества; именно благодаря детям… (многие родители, наверное, сами смогут продолжить этот список). Так что на самом деле дети дают родителям гораздо больше (и гораздо более ценные вещи), чем родители детям.

В идеале родительская любовь не обусловлена ничем — родители любят своего ребенка, потому что они его любят, а все остальное вторично.

Однако такая идеальная любовь встречается не так часто и в большей степени она присуща женщинам, чем мужчинам. Не случайно Эрих Фромм в своей книге «Искусство любви» называл не обусловленную любовь материнской, а обусловленную — отцовской. Он пишет: «Отцовская любовь — это обусловленная любовь. Ее принцип таков: «Я люблю тебя, потому что ты удовлетворяешь моим ожиданиям, потому что ты исполняешь свои обязанности, потому что ты похож на меня»… Отцовская любовь должна быть заслужена…она может быть утеряна, если человек не сделает того, чего от него ждут. В самой природе отцовской любви заключено понимание, что послушание становится основной добродетелью, непослушание — главным грехом. И наказанием за него является утрата отцовской любви».

Наряду с корыстностью отцовской любви («я тебя буду любить, если ты будешь таким-то»), Фромм отмечает и ее положительную сторону: «Поскольку отцовская любовь обусловлена, то я могу что-то сделать, чтобы добиться ее, я могу трудиться ради нее; отцовская любовь не находится вне пределов моего контроля, как любовь материнская».

И все-таки, на мой взгляд, как для женщин, так и для мужчин идеальным внутренним состоянием должна быть материнская любовь — любовь не обусловленная. Другое дело, что для решения задач воспитания как женщины, так и мужчины (в большей степени) на внешнем уровне должны «показывать» любовь отцовскую, иначе ребенок может «сесть на шею» родителям. В жизни чаще всего бывает наоборот. Большинство из нас заявляет о своей любви к ребенку, выставляя ее как бы напоказ, в том числе и для самого ребенка. И в то же время преобладает внутреннее состояние отцовской любви, чем и объясняются, как сейчас модно выражаться, «наезды» на ребенка по поводу и без такового.

Автор бестселлера «Как на самом деле любить детей» американец Росс Кэмпбелл пишет: «Как бы я хотел сказать: «Я люблю своих детей всегда, независимо ни от чего, даже от их плохого поведения!» Но увы, как и все родители, я не могу сказать этого всегда и искренне, положа руку на сердце. Но я должен довериться себе и пытаться приблизиться к прекрасной цели безусловной любви.

При этом я постоянно напоминаю себе, что:

1) это обычные дети;

2) они ведут себя, как все дети на свете;

3) в ребячьих выходках есть немало неприятного и даже противного;

4) если же я буду стараться как следует выполнять свою роль родителя и любить детей, несмотря на их шалости и проделки, они будут стараться взрослеть и отказываться от своих плохих привычек;

5) если же я люблю их только тогда, когда они послушны и радуют меня своим поведением (обусловленная любовь), и если я выражаю свою любовь к ним только в эти хорошие (увы, редкие!) моменты, они не будут чувствовать, что их всегда и искренне любят. Это, в свою очередь, сделает их неуверенными, нарушит их самооценку, пошатнет веру в себя. И действительно, это может помешать им развиваться в лучшую сторону, чтобы укрепить самоконтроль и проявить себя более зрело. Следовательно, я отвечаю за поведение своих детей и их наилучшее развитие не меньше (если не больше!), чем они сами;

6) если я люблю своих детей безусловной любовью, они будут себя уважать и у них появится чувство умиротворения и равновесия, это позволит им контролировать свою тревожность и соответственно поведение, по мере того как они взрослеют;

7) если же я люблю их только тогда, когда они выполняют мои требования и соответствуют моим ожиданиям, они будут чувствовать свою неполноценность. Дети будут считать, что бесполезно стараться, потому что этим родителям (учителям и т. д.) никогда не угодишь. Их будет преследовать неуверенность, тревожность. Постоянно будут возникать помехи в эмоциональном и поведенческом развитии. И опять я, родитель, должен помнить, что я отвечаю за рост и развитие ребенка так же, как он, если не больше;

8) ради самого себя (как страдающего за своих детей родителя) и ради блага своих сыновей и дочерей я изо всех сил должен стараться, чтобы моя любовь была как можно ближе к безусловной и безоговорочной. Ведь будущее моих детей основано на этом фундаменте».

Я понимаю, что не обусловленная любовь не дается человеку с рождением (за редким исключением), к ней ведет непростая внутренняя работа, но разве желание воспитать здорового и гармонично развитого ребенка не хороший стимул для того, чтобы эта внутренняя работа все-таки была проведена?

Другие интересные статьи

Добавить комментарий

одиннадцать + одиннадцать =